Поиск:

ruenfrdeitptes

Календарь

Oct 17
M T W T F S S
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

281725 147404472005797 2333140 n Marysia Vielgorsky

Houston

Founder and President

"ALWAYS TOGETHER"

 

8365777
Today
Yesterday
This Week
Last Week
This Month
Last Month
All days
6994
12635
44190
3712293
242683
390303
8365777
Your IP: 66.249.69.147
2017-10-18 17:10
 

Международные праздники

 

 

 

 

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Национальная самоидентичность Польши построена на мечте о реванше у России


У русского писателя Михаила Булгакова есть рассказ «Пан Пилсудский», в котором описаны жильцы киевского дома, ожидающие в 1920 году прихода «цивилизованных освободителей» — поляков. Каково же было их разочарование, когда «освободители» первым делом определяют им на квартиру кобылу Юзефа Пилсудского. Ее «поселяют» в комнаты, устланные дорогими коврами. При этом предупредительно выселив хозяев квартиры в подвал.

 


Словом, ждали высокоцивилизованного отношен
ия, а получили конский навоз.


Точно тоже произошло в отношениях России и Украины с Польшей после исчезновения Варшавского договора. Долгое время, начиная с 1991 года, либеральные российские издания и украинские «патриотические» СМИ рассказывали нам, русским и украинцам, о «блестящих» политических и экономических достижениях постсоветской Варшавы. Наши «реформаторы» неоднократно приводили «цивилизованных» поляков в пример.

Но если раньше речь шла об «использовании польского опыта политических и экономических реформ», то сегодня дошло до того, что нас стали учить тому, «как формировать национальную идею». Ряд польских политологов во главе с профессором Люблинского католического университета Анджеем Гилеем заявили, что «в идеологическом отношении Россия трещит по швам». Якобы у русских «нет объединительной национальной идеи», у них «кризис идентичности, основанной на советском прошлом», что «уже через 30 лет может привести к распаду» Российской Федерации. На этом основании предлагают отказаться от «советского наследия» и прежде всего — от памяти о победе в Великой Отечественной войне.

Интересно, где бы была сама Польша в годы Второй мировой войны, если бы не эта победа?

И это рассказывают нам те, у кого собственная «идентичность», согласно их Конституции, основана на «продолжении традиций Первой и Второй Республик». Под Первой Речью Посполитой (так по-польски звучит слово «республика») подразумевается существовавшее в 1569—1795 годах польско-литовское королевство. А под Второй — страна, существовавшая в период с 1918 по 1939 года.

Таким образом, страна, которая пытается учить других «опыту демократических реформ», взяла и официально объявила себя продолжательницей традиций двух диктатур — олигархической и единоличной. Вся власть в Первой Речи Посполитой принадлежала узкой группе олигархов, а во Второй Республике — диктатору Юзефу Пилсудскому, который подавлял всякую оппозицию.

Конечно, современной Польше кажется «порочной» идентичность, основанная на победе в Великой Отечественной войне. Ведь сами поляки сегодня идентифицируют себя с государством, которое само себя распродало. Поскольку с момента возникновения Первой Речи Посполитой правящая элита бесцеремонно и публично торговала налево и направо интересами собственной страны. Сначала открыто продавали королевскую корону. Дошло до того, что одновременно брали за нее деньги у нескольких иностранных монархических династий. Потом уже не брезговали распродавать целые куски собственной территории.

В результате еще в XVII веке, задолго до раздела Речи Посполитой, продали Москве земли современной Левобережной Украины и Киев, а Берлину — Восточную Пруссию.

Наконец, в XVIII веке дораспродали собственную страну. А затем, чтобы скрыть этот позор, назвали происходящее «разделом несчастной Польши соседними государствами агрессорами».

Под «агрессорами» почему-то подразумевали в основном Российскую империю. Хотя она забрала себе лишь исторические земли восточных славян. Исконно польские территории достались Пруссии и Австрии.

Тем более в тени осталось участие «в разделе» Речи Посполитой турок (те забрали себе Молдавию) и шведов (им досталась Лифляндия), а также британцев, которые были одними из самых активных лоббистов идеи ликвидации польского государства в XVIII веке, рассчитывая получить ряд торговых льгот и право экстерриториальности для своих компаний в Поморье.

Распродали свою страну, обвинили в этом «агрессивных русских», а затем идею мести русским «за исторические обиды» объявили своей «исторической миссией», «национальной идеей», «основой самоидентичности».

Требуют «компенсацию» в форме территориальных уступок.

Открытый призыв к внешнеполитической экспансии содержится в тексте «главного символа государственного и национального единства поляков». Гимн Польши является сегодня единственным в Европе, в котором высказаны открытые территориальные претензии к другим государствам.

«Марш Домбровского» (или «Песня польских легионов в Италии»), написанный в 1797 году, открыто призывает к возрождению Речи Посполитой в границах 1772 года. Причем сделать это предлагается с помощью военной агрессии: «Все, что отнято вражьей силой, саблею вернем».

Вот перечень земель, которые принадлежали Речи Посполитой в 1772 году и на которые сегодня официально (исходя из текста гимна и преамбулы Конституции) претендует Варшава: Литва, Белоруссия, большая часть Латвии (Курземе, Земгалия, Селия и Латгалия), Правобережная Украина, некоторые районы современной Словакии, а также Псковской и Смоленской областей Российской Федерации.

Сегодня, вдохновленная идеей территориальной экспансии, Варшава сама себя решила убедить, что соседняя Россия «идеологически трещит по швам» и вот-вот распадется, а значит, наконец, осуществиться польская мечта о «территориальной компенсации за прошлые обиды».

Забывают только об одном — об историческом опыте.

Иван Солоневич, русский публицист XX века: «И если русское общественное сознание всегда считало ошибкой разделы Польши (идея раздела существовала и в старой Москве, но старая Москва хотела только возврата русских земель и не хотела раздела Польши), то даже и русская общественная мысль как-то не отметила одного обстоятельства: начиная от Болеслава Смелого, захватившего Киев в начале тринадцатого века, кончая таким же захватом того же Киева Иосифом Пилсудским в начале двадцатого, — через Смоленск, Псков, Полоцк и Москву Польша семьсот лет подряд разбивала себе голову о Россию. И, разбивши окончательно, плакалась всему миру на русский империализм».

 Юрий Городненко

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить