Поиск:

ruenfrdeitptes

Календарь

Oct 17
M T W T F S S
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

281725 147404472005797 2333140 n Marysia Vielgorsky

Houston

Founder and President

"ALWAYS TOGETHER"

 

8411292
Today
Yesterday
This Week
Last Week
This Month
Last Month
All days
4274
10590
14864
3804319
288198
390303
8411292
Your IP: 40.77.167.119
2017-10-23 12:00
 

Международные праздники

 

 

 

 

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Российский президент Владимир Путин 28 сентября посетил Турцию с целью переговоров с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Это был уже второй визит Путина в Турцию и пятая встреча между двумя лидерами за последний год, с тех пор как две страны начали нормализацию отношений после инцидента со сбитым турецкими истребителями российским тактическим бомбардировщиком Су-24М над турецко-сирийской границей 24 ноября 2015 года.


turrus02

В повестке дня этих переговоров было несколько вопросов, в том числе ситуация в Сирии и Ираке, и в частности референдум о независимости, проведенный региональным правительством Курдистана, приобретение Турцией российских систем противовоздушной обороны С-400, а также ряд других политических и экономических вопросов, включая двустороннюю торговлю.

Если проследить новейшую историю турецко-российских отношений, можно увидеть что двусторонние связи развивались с постоянным ускорением начиная с середины девяностых годов вплоть до упомянутого инцидента в ноябре 2015 года.

В период, предшествовавший этому инциденту, Турция и Россия значительно сблизились и сумели укрепить свои связи до такого состояния, что их шумно провозгласили «стратегическим партнерством в новом столетии». Однако, эскалация разногласий между двумя странами по вопросу об урегулировании сирийского кризиса, и особенно «инцидент с самолетом», оказали прямое негативное воздействие на почти двадцатилетние тесные турецко-российские связи.

Резко обострившиеся разногласия, соперничество и нестабильность в регионе снизили вероятность какого-либо улучшения в политической или экономической обстановке, а также в сфере безопасности. В то же время растущая напряженность между Западом и Россией еще больше подорвала и без того хрупкий региональный баланс. Анкара оказалась между двух огней.

Динамика развития турецко-российских отношений восстановилась после того, как президент Реджеп Тайип Эрдоган направил президенту Владимиру Путину письмо, в котором выразил свое сожаление по поводу инцидента со сбитым российским самолетом.

Месяц спустя президент Эрдоган совершил свой первый визит за границу после провалившейся попытки государственного переворота в Турции. Это был визит в Санкт-Петербург 9 августа 2016 г ода. Он стал важной вехой в двусторонних отношениях после почти девятимесячного перерыва, который в истории турецко-российских отношений получил название «annus horribilis», ужасный год.

После встречи в Санкт-Петербурге два лидера возобновили свой содержательный конструктивный диалог по всем вопросам, представляющим взаимный интерес, и наметили дорожную карту для дальнейшего восстановления связей до уровня, предшествовавшего инциденту с самолетом. Главы обеих стран согласились с необходимостью решения региональных проблем посредством совместных инициатив, подразумевая, что это должно происходить под покровительством и руководством Турции и России.

Таким образом, этот визит имел большое значение для обеих сторон. Самым явным признаком того, что российская сторона придает ему особую важность, был ранг «свиты» помощников, сопровождавших Владимира Путина: министр иностранных дел Сергей Лавров, министр энергетики Александр Новак, глава Генерального Штаба ВС РФ генерал Валерий Герасимов, специальный посланник в Сирии Александр Лаврентьев, председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер и генеральный директор государственной корпорации «Росатом» Алексей Лихачев.

Наиболее конкретным результатом встречи стало снятие запрета на поставки турецких помидоров, который оказывал негативное влияние на двустороннюю торговлю с начала 2016 года. Этот запрет являлся частью антитурецких санкций, введенных Москвой после инцидента со сбитым бомбардировщиком, и поэтому его отмена стала важным шагом в процессе нормализации отношений между двумя странами.

Все хорошо помнят, что сбив российский самолет, Турция столкнулась с серьезными последствиями. Это событие за 15 секунд разрушило 15-летний прогресс в двусторонних отношениях. После взаимной эскалации риторики Москва предприняла ряд быстрых и весьма жестких экономических мер против турецких компаний и экспорта.

В течение последующих дней обе страны фактически заморозили дипломатические отношения, в обществе царили враждебные настроения, а отсутствие четырехмиллионного потока российских туристов нанесло тяжелый удар по турецкой индустрии туризма. В сочетании с сокращением количества туристов из стран Европейского Союза в результате террористических актов боевиков ДАИШ, сектор туризма в Турции переживал самые худшие времена после войны в Ираке.

Этот кризис привел к тому, что общий объем двусторонней торговли с Россией упал до 23,3 миллиардов долларов в 2015 году с 31, 5 миллиардов в 2014 году.

В конце встречи лидеры двух стран выразили удовлетворение нынешним уровнем двусторонней торговли. «Хотя в прошлом году наблюдалось сокращение товарооборота на 32 процента, в течение семи первых месяцев нынешнего года рост уже составил 31,5 процента. Таким образом, мы восстановили потери и в оставшееся время этого года получим прирост этого показателя», – заметил Владимир Путин.

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган договорились о необходимости продолжить устранение барьеров для сотрудничества между деловыми кругами своих стран. Наиболее важными, скорее всего станут два крупных проекта в энергетической сфере: прокладка газопровода «Турецкий поток» и строительство атомной станции Аккую.

Президент Путин отметил: «Мы внимательно рассмотрим все детали этих двух стратегических проектов», добавив, что Москва надеется на то, что первый ядерный реактор в Турции, который строится при участии России, будет введен в эксплуатацию в кратчайшие сроки.

Лидеры не касались в своих комментариях вопроса о поставке зенитно-ракетных комплексов С-400, однако ранее Эрдоган уже объявил об этой сделке, несмотря на критику и озабоченность, высказанную западными союзниками Турции.

В конце встречи на высшем уровне было объявлено, что стороны обсудили региональные вопросы, включая обстановку в Ираке и Сирии, и в результате пришли к единому мнению о необходимости сохранения территориальной целостности обеих стран.

Проблемы Сирии и Северного Ирака в настоящее время являются приоритетными вопросами безопасности для внешней политики Турции, не только из-за их непосредственных последствий для дипломатических отношений Анкары с Западом и Россией, а также отношений в сфере безопасности, но и вследствие их влияния на региональную политику Турции и обстановку внутри страны.

Россия и Турция вместе с Ираном в настоящее время совместно работают над созданием зон деэскалации в Сирии. Эти зоны, как сообщается, способствуют сокращению активности боевых действий.

Эрдоган заявил, что они сосредоточили свои усилия на обеспечении функционирования зоны деэскалации в сирийской северной провинции Идлиб, расположенной на границе с Турцией, подчеркнув общую политическую волю и решимость обеих стран внести вклад в политическое урегулирование сирийского конфликта. Владимир Путин, со своей стороны, поблагодарил «нашего друга президента Эрдогана» за помощь в достижении договоренностей о деэскалации, добавив, что это позволит остановить боевые действия и создать условия для возвращения беженцев в свои дома.

Турецкое правительство сталкивается с длинным перечнем проблем, связанных с Сирией, таких как возрождение курдской партии «Демократический союз» (PYD) и Отрядов народной самообороны (YPG), террористических организаций, связанных с Рабочей партией Курдистана, в качестве субъектов международных отношений, а также сохранение на границах Турции отдельных отрядов боевиков, связанных с Аль-Каедой. Анкара также обеспокоена по поводу будущего суннитских регионов после разгрома группировки ДАИШ, растущей легитимности режима Башара аль-Асада, а также положения беженцев и протурецкой оппозиции в Сирии.

Наиболее острой проблемой для Турции является военная, дипломатическая и политическая поддержка, которую Соединенные Штаты и Россия оказывают курдским военизированным формированиям и политическим организациям с самого начала сирийского кризиса.

После восстановления близких отношений с Россией, турецкие власти стали более громко выражать свое недовольство по поводу того, что США предоставляют оружие и боеприпасы боевикам Рабочей партии Курдистана и ее филиалам в Сирии. В последнее время Анкара утверждает, что Россия стала лучше понимать ее чувствительность по этому вопросу и перестала оказывать военную поддержку курдским Отрядам народной самообороны.

В этом контексте, пока сирийский конфликт остается неурегулированным, Россия будет играть решающую балансирующую роль в реализации турецких интересов в Сирии, несмотря на обманчивую роль Москвы как политического партнера. Турецкое руководство считает, что ему необходима поддержка со стороны России, чтобы заставить Соединенные Штаты изменить свое отношение к Отрядам народной самообороны.

Курдский вопрос остается приоритетным для турецкого истеблишмента, и до тех пор, пока отношение США к курдским организациям PYD/YPG остается прежним, можно ожидать, что Россия будет играть решающую роль в формировании внешней политики Турции на Ближнем Востоке.

Ход событий и дипломатические инициативы Анкары в последнее время свидетельствуют о том, что турецкие должностные лица стремятся добиться, чтобы Россия и Иран заняли турецкую позицию по вопросу об автономии курдов в Сирии. Этот парадоксальный подход – результат давней геополитической конкуренции, существующей между тремя странами, которая является движущей силой как периодических конфликтов между ними, так и сотрудничества.

Нынешние события, по-видимому, вновь превратили Турцию в участника сирийского конфликта. В свою очередь, Москва стала важным фактором, определяющим отношения между Анкарой и Западом.

В целом вся эта запутанная сеть отношений доказывает, что турецкая внешняя политика подвергается серьезному испытанию. Турция вынуждена постоянно обновлять тактику в соответствии со стремительно меняющимися обстоятельствами.


Источник перевод для MixedNews — Игорь Абрамов

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить